Эссе о роли России в мире

Некоторое время назад подсел политические форумы на gazeta.ru. Это сайт либеральный, и публика на форумах подбирается соответствующая. Либералов я не люблю, поэтому дискуссии зачастую происходят бурно. В процессе выкристаллизовалось определение:

 

Русские либералы есть устойчивая социальная группа, объединенная отрицанием цивилизационной идентичности России и отношением к ней, как к периферии западноевропейской цивилизации.

 

«Русские либералы» (в кавычках, потому, что значительная часть их, как и следует из определения, оказываются и не русскими и не либералами) которым я открывал глаза на их собственную неприятную сущность, немедленно потребовали, чтобы я объяснил им, какое место Россия занимает в мире по моему мнению. Я объяснил. Потом еще и еще раз. Количество флуда в ответ на мои комментарии превысило все возможные пределы из чего я заключил, что тема действительно интересная и неплохо бы упорядочить мои представления о ней в виде текста. Упорядочил. Но коротко не получилось. Надеюсь, что получилось хотя бы внятно.

Все сообщества, которые составляют человечество, делятся на две большие группы: «золотой миллиард» и «третий мир». Различие между ними состоит в том, что сообщества золотого миллиарда аккумулируют ресурсы, выкаченные из стран третьего мира. Выкачивание это происходит путем неэквивалентного обмена, обеспечиваемого экономическими механизмами созданными и работающими под контролем золотого миллиарда. Проще говоря — это грабеж. Следствием этого грабежа и обеспечиваемой им концентрации ресурсов, является создание предпосылок для сравнительно быстрого научно-технического прогресса. Человечеству в целом этот прогресс выгоден.

Однако научно-технический прогресс (НТП) не возникает сам собой, даже при наличии предпосылок к нему.  Равным образом поддержание НТП не является целью сообществ золотого миллиарда. Будь их воля они бы тратили все выкачиваемые из третьего мира ресурсы исключительно на поддержание и увеличение уровня жизни своих членов. Это желание «жить лучше» является побудительным мотивом всех человеческих сообществ. Третий мир оно приводит к осознанию того, что экономические механизмы, созданные сообществами золотого миллиарда не отвечают его интересам, а значит нуждаются либо в реформировании, либо в разрушении.

И то и другое противоречит интересам сообществ золотого миллиарда, которые с этих механизмов живут. Следовательно, определенную часть средств, выкаченных из третьего мира золотой миллиард тратит не на собственное потребление, а на научно-техническую деятельность, имеющую целью обеспечить превосходство над третьим миром. Превосходство это не исчерпывается военной сферой, но именно в ней проявляется наиболее выпукло, поэтому в дальнейшем я буду говорить о военном  превосходстве.

Военные возможности стран запада позволяют разгромить любое общество третьего мира, позволившее себе выступить против установленного порядка, даже в том случае, если технологическое превосходство в военной сфере у них бы отсутствовало. Но война в современном мире дело исключительно дорогое, поэтому наверняка возникнет ситуация, когда экономически целесообразнее (то есть дешевле) удовлетворить требования «восставших», чем начинать войну. Способом выйти из этого тупика является военное превосходство над противником в технологической сфере. Таким образом, высокотехнологичные виды вооружений и способы ведения военных действия являются не более чем способом сэкономить. Тому, кто вспомнит цену современных крылатых ракет, кораблей, беспилотных летательных аппаратов, выражающуюся суммой со многими нулями, рекомендую подсчитать сколько стоит содержание войск и вооружений предыдущего поколения, необходимых для выполнения той же боевой задачи с учетом их доставки на театр военных действий, который может находиться и на противоположной стороне земного шара.

Однако, верно и обратное. Если сообщество третьего мира, выступившее против установлений золотого миллиарда, сумеет нивелировать технологическое превосходство последнего в военной сфере, то военная операция против него теряет всякий смысл. При этом ему нет необходимости «догонять и перегонять» — для нейтрализации военного превосходства над собой зачастую достаточно лишь немного сократить разрыв.

Золотому миллиарду подобное, разумеется, нравиться никак не может. Поэтому непрестанно предпринимает усилия, призванные затормозить распространение технологий, могущих сравнительно дешево и быстро подорвать его военное превосходство, прежде всего ракетных и ядерных. Но что делать, если некая «неблагонадежная» страна третьего мира сумела завладеть технологией, могущей ликвидировать его военное превосходство? Традиционный ответ «вложиться в науку» часто невозможен, поскольку характерная длительность процессов в научно-технической сфере превышает таковую в рамках мировой экономики и политической жизни, а результат требуется получить «здесь и сейчас». Выходом является «копенгагирование».

Слово «копенгагирование» (to copenhagen) родилось после того, как Нельсон без объявления войны сжег датский флот и обстрелял Копенгаген, под предлогом того, что на него имеет виды Наполеон. Копенгагированием также является операция «Опера», когда израильские ВВС разбомбили в 1981 году иракский ядерный реактор и разгром того же Ирака в 2003 под предлогом создания последним химического и бактериологического оружия. Проекты военной операции против Ирана под предлогом борьбы с его ядерной программой, появляются с завидной регулярностью и до сих пор не воплотились в жизнь скорее из-за тактических, нежели из «высоких» соображений. Согласно подписанной президентом Джорджем Бушем (младшим) доктрине «Национальная политика в области космоса» США угрожают копенгагированием любой стране, которая может угрожать американским интересам в космическом пространстве. Соединенные штаты собираются: «в случае необходимости лишать противников возможности использовать их космический потенциал, враждебный для национальных интересов США».

Поскольку копенгагирование в целях поддержания военного превосходства над обществами третьего мира в целом выгоднее научной деятельности, то распределение ресурсов неизбежно должно смещаться в его сторону. В пределе золотой миллиард должен вообще отказаться от научной деятельности и перейти к перманентному копенгагированию всех ненадежных с его точки зрения стран. В масштабе человечества это будет означать резкое замедление или даже прекращение НТП, что ввиду вызовов, с которыми сталкивается человеческая цивилизация, приведет к ее деградации, а возможно и к гибели. Однако этого скорее всего не произойдет.

Потому, что в мире есть Россия.

Куда записать Россию, в золотой миллиард или в третий мир? Для того, чтобы понять это, нам придется вернуться в прошлое.
Третий мир и золотой миллиард как понятия в историческом смысле возникли практически одновременно. Оба они явились итогом распада колониальной системы, когда весь земной шар был поделен на колонии и зоны влияния небольшого числа колониальных империй. Эти империи в основном и составили костяк золотого миллиарда. Они отказались от политического контроля над колониями, но сохранили и даже приумножили экономический контроль в форме неоколониализма. Российская империя колоний не имела, хотя и прикладывала для их приобретения определенные усилия. Тем не менее, по своему статусу и положению в мире она стояла ближе к колониальным империям, нежели к их колониям. То есть должна бы составлять часть золотого миллиарда. Опять же, уровень жизни в России даже после катастрофы распада СССР значительно превышает средний по третьему миру. А ведь само понятие золотого миллиарда основано на уровне благосостояния. Миллиард человек — это примерное количество населения, которое сможет жить на Земле при условии, что уровень добычи ресурсов останется на сегодняшнем уровне, а благосостояние всех живущих будет обеспечено на уровне лидирующих по этому параметру человеческих сообществ.
Однако с другой стороны общества составляющие золотой миллиард характеризует развитие за счет притока ресурсов извне. Даже в советское время это условие не выполнялось, что уж говорить о дне сегодняшнем. Россия экспортирует ресурсы как и страны третьего мира. Есть, однако, качество, которое которое ее от стран третьего мира отличает: это самостоятельное обеспечение собственной обороноспособности.

Ни одна из стран третьего мира самостоятельно не сможет противостоять военным притязаниям обществ золотого миллиарда, если таковые вдруг возникнут. Наиболее продвинутая из них — Китай. Но если провести мысленный эксперимент, вычтя у сегодняшнего Китая системы оружия, поставленные Россией — комплексы ПВО, самолеты, ракеты, корабли, то и его перспективы в подобном конфликте выглядят не блестяще. Россия есть практически единственный мировой центр создания высокотехнологичной продукции, не относящийся к золотому миллиарду. Прежде всего это вооружение, но также авиационные, космические, широко применяемые технологии машиностроения, научные разработки. Поскольку эти качества не позволяют однозначно отнести нашу страну ни к золотому миллиарду, ни к третьему миру, мы приходим к единственной остающейся возможности: Россия в сложившейся системе представляет третью сторону — альтернативный центр мира.

Возникают два естественных вопроса:
1) Как России удается поддерживать уровень НТП на высоком уровне.
2) Почему этот высокий технологический уровень не очевиден для ее граждан.
Отвечаем:

1) Предпосылками НТП в России как и в обществах золотого миллиарда выступает концентрация природных ресурсов. Только концентрируем мы не внешние по отношению к нам ресурсы. а внутренние. Спасибо пращурам, за то, что оставили нам страну в которой есть все. Однако уровень концентрации при прочих равных будет уступать тому, который имеет золотой миллиард. Для того, чтобы добиться сравнимых значений, нам приходится «затягивать пояса», то есть ограничивать потребление. Нет ничего странного в том, что уровень жизни у нас ниже чем у обществ золотого миллиарда. И будет ниже всегда, если мы не станем его частью и не начнем паразитировать за счет третьего мира. Как мы помним, одних предпосылок для возникновения НТП недостаточно, нужен побудительный мотив. У обществ золотого миллиарда таким мотивом выступает сохранение созданного ими экономического механизма, путем технологического, а значит и военного доминирования над обществами третьего мира. У России мотив иной — не допустить подобного доминирования над собой. Отсюда следует, что с одной стороны нам этот процесс обходится проще и дешевле чем золотому миллиарду, а с другой, что наш технический уровень ему уступает. Мы колеблемся на самом краешке разумной технологической достаточности. Сказанное не отменяет того, что в отдельных областях мы можем быть «впереди планеты всей», но таких прорывов будет заведомо немного и все они будут приходиться на области где технологический прогресс «срезает угол». Ну не было у Советского Союза возможности строить армады бомбардировщиков, сравнимые с американскими. Ввиду этого бурными темпами развивалось ракетостроение, а как результат первый спутник и полет Гагарина.

2) Потому, что общий уровень нашей высокотехнологичной продукции в среднем уступает западному. И когда наблюдатель видит нашу микросхему со спичечный коробок, а  рядом аналогичную иностранную с ноготь мизинца (пример утрирован, можно поставить самолет, станок или реактор), то наша для него как бы не существует. «Кто будет покупать такую», — думает он — «раз на выбор предлагается лучшая?». Пока речь идет о товарах массового спроса, то есть вещах, окружающих наблюдателя в повседневной жизни эта логика работает. Не следует удивляться тому, что в отсутствии заградительных пошлин наша легкая промышленность или производство бытовой электроники оказываются неконкурентоспособными.

Однако не везде конкуренция оказывается честной. Как только та или иная страна третьего мира идет вразрез с диктуемой ей золотым миллиардом политикой, она немедленно оказывается в той или иной форме блокады. Хороший недавний пример — Венесуэла. Как только ее правительство решило взять в свои руки торговлю собственной нефтью, золотой миллиард в лице Соединенных Штатов разорвал контракты на обслуживание систем вооружения ее армии. «Пройдет десяток лет», — думали американцы, — «имеющиеся системы вооружения устареют и деградируют и Каракасу придется либо капитулировать, либо подвергнуться маленькой гуманитарной интервенции». На счастье Венесуэлы в мире существует альтернативный центр создания высокотехнологичной продукции — Россия. Поэтому не приходится удивляться, что Чавес немедленно обратился к Москве на предмет закупки систем вооружений, делающих агрессию против этой карибской страны слишком дорогим делом.

Понятным образом никто (кроме нас) не поставит Ирану новейшие системы ПВО, Боливии — боевые вертолеты, Китаю — истребители, эсминцы подводные лодки, и не станет вести переговоров с Сирией на предмет постройки там атомной станции. Кроме того, многие из стран третьего мира предпочитают не складывать яйца в одну корзину, и даже не имея с западом критических противоречий идут на сотрудничество с Россией в тех или иных сферах.

Наличие альтернативного центра мира приводит к двум эффектам:

С одной стороны, сообщества золотого миллиарда уже не могут ограничиться копенгагированием всех, не согласных с их политикой. Как бы они не ограничивали доступ стран третьего мира к технологиям, нивелирующим военное преимущество над ними, те всегда могут получить доступ к ним путем сотрудничества с альтернативным центром мира — Россией. Им не остается ничего другого как вкладывать доступные им ресурсы в НТП, надеясь сохранить и преумножить технологический разрыв как основу своего военного доминирования. Человечеству в целом такая политика безусловно выгодна.

С другой стороны, золотой миллиард всегда будет заинтересован в ликвидации России как альтернативного центра мира. При этом составляющие его сообщества руководствуются вовсе не какой-то иррациональной ненавистью к России. И даже не рациональным желанием «отобрать у нас ресурсы», чем часто объясняют его действия. Все проще — причиной является сокращение издержек на поддержание военного и технологического доминирования в мире путем уничтожения конкурента. Если это удастся (в 90-е годы прошлого века эта цель казалось достижимой как никогда), то НТП в мире замедлится или даже прекратится вовсе. Что человечеству в целом, безусловно, невыгодно.

Таким образом, любой человек, выступающий за сохранение и преумножение позиций России в мире работает не только на конкретное государство со столицей в Москве, но действует в интересах человеческой цивилизации в целом. И наоборот.

Как всегда по завершении написания, выяснилось, что текст не отвечает на два вопроса, на которые следовало бы ответить: О конкурентах России в ее экологической нише и о СССР в свете концепции альтернативного центра мира. Но это как-нибудь потом.

Источник и обсуждение

image_pdfimage_print